Вход на сайт

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

 

          В течение последних 50 лет, велоэргометрия (ВЭМ), стала настолько широко и повсеместно используемым методом диагностики ИБС, что некоторые фирмы (Shiller и др.), давно выпускают аппаратуру с готовыми протоколами ВЭМ. В связи с чем обращаем внимание кардиологов и функционалистов, что проведённые обследования на стресс-системах I-II поколений не могут являться доказательствами ИБС по многим причинам.

Во-первых, все те ЭКГ-признаки, которые интерпретируются как неоспоримые признаки ИБС, таковыми не являются:

1.Депрессия сегмента ST - не является специфическим признаком (симптомом) ИБС, так как появляется и у каждого абсолютно здорового человека при достижении им его «критической» нагрузки. То есть, такой, которая вызывает ишемию миокарда. В спорте есть методики с нагрузками, вызывающими депрессию сегмента ST. То есть, депрессия сегмента ST – это не симптом ИБС, а параметрический показатель границы нормы функционального состояния сердечно-сосудистой системы. Которая, подобно ДЖЕЛ, должна статистически рассчитываться в многовекторных массивах с векторами по возрасту, полу и уровню тренированности и существовать в виде таблиц возрастной нормы. Потому, что только имея таблицы «Возрастной нормы депрессии ST», можно определить, является ли депрессия ST при данной нагрузке, вариантом нормы или патологией. Что, в свою очередь, требует, чтобы такие таблицы уже находились в памяти стресс-системы и она сама рассчитывала % снижения возрастной нормы.

2.Элевация сегмента ST – встречается при перенесённых ИМ, преходящих спазмах коронарных артерий, рубцовых изменениях миокарда, тахикардии, перикардите, стенокардии Принцметала, ряде экзотических заболеваний и, как специфичный только для ИБС, не рассматривается, хотя и нередко встречается.

3. Инверсия зубца Р - встречается при ряде патологий. При ранней реполяризации, как ювенильная конфигурация, при желудочковой экстрасистолии с БЛН, в семейных анамнезах южных народов, при цереброваскулярных катастрофах, поражениях n.Vagus, идиопатических находках. Для ИБС характерна классически правильная равнобедренная форма зубца, называемая «коронарной». Что, согласитесь, немного…

То есть, 100% достоверных ЭКГ- признаков ИБС при велоэргометрии на с-системах I-II поколения, не существует. Не говоря о том, что сам диагноз «ИБС», исходя из того, что в его этиологии указано, «в 96-98% ИБС обусловлен склерозом коронарных сосудов»», должен быть отнесён из клинических в паталогоанатомические, или должна быть скорректирована его этиология.

 

     Во-вторых, ещё больше вопросов вызывает стандартная методика проведения ВЭМ. При которой, нагрузка, как и при спортивной, задаётся обследуемому в килограммометрах (кгм). Для спортивной, у которой цель выявить PWC 170, (то есть объём внешней работы при пульсе в 170, измеряемую в кгм.), это естественно, но у медицинской другие цели. Её интересует при каком (точном) объёме работы у человека возникает ишемия миокарда. Что означает, что тут необходимо учитывать работу уже не только внешнюю, но и внутреннюю, которая исчисляется в МЕТ. Что проявляется в том, что поднимая 1кг., ребёнок, юноша и старик, производя одинаковый объём работы внешней, выполняют разный объём работы внутренней, которая с возрастом многократно возрастает. Поэтому, если мы можем пренебречь ею у обследуемых молодого возраста, то обязаны учесть её в пожилом. Тем более, что именно она даёт значительную разницу в обследовании одних и тех же больных на ВЭМ и тредмиле, где уровень её многократно возрастает.

В свою очередь, внутренняя работа (как потребление кислорода в МЕТ) зависит от пола, веса, возраста, основного обмена, но больше всего от тренированности, увеличиваясь у спортсменов в разы. Таким образом, мы вновь приходим к необходимости ранжированных таблиц, которые должны быть в памяти стресс-системы. То есть, к потребности кардиологических клиник в программируемых стресс-системах. В стресс-системах другого поколения. ВЭМ на стресс-системах I-II поколения может, конечно, определить наличие тех или иных патологических реакций со стороны ЧСС, АД, выявить скрытые нарушения проводимости и ритма, определить предельный индивидуальный уровень физических нагрузок, но тут уже надо решать насколько оправданным будет такое обследование по сравнению с тем риском для жизни, что ему сопутствует.

В-третьих, юридическая сторона ВЭМ. Во всём мире признано, что ВЭМ является процедурой потенциально опасной для жизни, поэтому должна проводится только в тех лечебных учреждениях, где есть реанимационное отделение или аппаратура для реанимации и реаниматолог. При этом, самими врачами ВЭМ считается относительно безопасной, так как вероятность смерти при ВЭМ = 1 случай на 10 000. Однако, смертность при авиаперевозках приходится 1 на 10 000 000 ( то есть, в 10 000 реже, чем при ВЭМ), но признана опасной настолько, что все авиа-кампании мира обязаны страховать своих пассажиров.

То есть, не только родственники погибших от (или при) ВЭМ могут потребовать от Минздрава компенсацию, сравнимую с компенсацией гибели авиапассажира, или даже и большую, но даже и каждый, кто не был застрахован больницей перед ВЭМ, может взыскать с неё существенную компенсацию за проведение обследования, значительно угрожавшего его жизни. При этом, расписка о согласии на проведение ВЭМ послужит отягчающим обстоятельством для администрации лечебного учреждения, которая знала о такой опасности, но не застраховала больного. Сумма такого иска может быть легко вычислена по графику опасности ВЭМ для пациента, исходя из его диагноза и возраста.